Навигация по сайту
наверх

Новости
КЭС не нашла оснований для отмены решений советов региональных палат

20.01.2022  20:41

КЭС не нашла оснований для отмены решений советов региональных палат
20 января состоялось первое в текущем году заседание Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам
Введенные в УПК нормы серьезно нарушают право на защиту

14.01.2022  15:06

Введенные в УПК нормы серьезно нарушают право на защиту
В ФПА РФ прокомментировали изменения в УПК РФ, которые определяют порядок проведения допроса, очной ставки и опознания в дистанционном формате
Вебинар ФПА РФ 17 января 2022 г.

14.01.2022  13:25

Вебинар ФПА РФ 17 января 2022 г.
ФПА РФ продолжает обучение для адвокатов в формате вебинаров
С Новым годом!

31.12.2021  08:02

С Новым годом!
Поздравление президента ФПА РФ Юрия Пилипенко

Больше новостей

Адвокат должен понимать, что он является частью уважаемой профессиональной корпорации

Представители СМИ узнали позицию ФПА РФ по вопросам, которые были актуальны для адвокатуры в уходящем году

Москва 22.12.2021 19:00
0 332

21 декабря на онлайн-встрече руководства Федеральной палаты адвокатов РФ с журналистами по итогам 2021 г. президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, первый вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев и вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров ответили на вопросы, касающиеся профессиональной этики адвоката, гарантий защиты прав адвокатов, Комплексной информационной системы адвокатуры России (КИС АР), а также участия адвокатов в судопроизводстве и оказании правовой помощи гражданам.

Как сообщалось ранее, в начале встречи спикеры ответили на вопросы, связанные с реакцией адвокатского сообщества на законопроект Министерства юстиции РФ, предполагающий внесение изменений в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Профессиональная этика

Представители СМИ поинтересовались, можно ли говорить, что деятельность «защитников-аферистов» в современном медиапространстве вредит автономности адвокатуры. Они также спросили, планируется ли создание специальных структурных подразделений, позволяющих отслеживать случаи неподобающего поведения адвокатов для их предупреждения.

Первый вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев усомнился, что именно деятельность отдельных адвокатов в публичной сфере стала определяющим фактором предложенных Министерством юстиции РФ новелл в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре). По его словам, на сегодняшний день адвокатура имеет вполне адекватную систему дисциплинарного производства. Как неоднократно обращал внимание Европейский суд по правам человека, адвокат служит посредником между правосудием и гражданским обществом. И одна из целей адвокатуры как гражданского общества – информирование о состоянии правосудия.

«Апеллируя к гражданскому обществу, адвокат должен понимать, что он является частью уважаемой профессиональной корпорации, и соблюдать этические правила. Когда же адвокат выходит за эти рамки, корпорация имеет достаточный инструментарий для реагирования. И создавать дополнительные инструменты, специальные структурные подразделения на данном этапе не требуется», – считает Михаил Толчеев.

Он подчеркнул, что адвокатура является независимым институтом гражданского общества и защита авторитета корпорации в целом может быть реализована через имеющиеся механизмы, например представление вице-президента о возбуждении дисциплинарного производства при наличии оснований.

В свою очередь вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров обратил внимание на то, что «неправильное» поведение адвокатов в медиапространстве и просто в общественных местах, безусловно, вредит адвокатуре и по возможности этому нужно противодействовать. А вот вопрос, насколько поведение ряда защитников повлияло на предложенные поправки в Закон об адвокатуре, следует адресовать Минюсту, сказал он.

Отвечая на вопрос о якобы возрастающем в современной России разобщении адвокатов по политическим и этическим вопросам, Геннадий Шаров заметил, что различные, противоположные мнения, тем более в адвокатуре, были, есть и должны быть. И по отношению к адвокатам будет уместно применить расхожее выражение «два юриста – три мнения».

Михаил Толчеев добавил, что адвокатура – это профессиональное сообщество и профессиональные споры, возникающие внутри него, если они не нарушают этические традиции и не переходят на личности, не только допустимы, но и крайне важны. Что касается политических воззрений, то адвокатура, по его убеждению, – не политический институт. Каждый для себя сам формирует свою политическую позицию как гражданина, и в данном случае проблема государства, насколько это разобщает общество. В адвокатуре же такой проблемы нет, сказал первый вице-президент ФПА РФ.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко заметил, что это «якобы разобщение в адвокатских рядах» декларирует десяток человек, которые в острые моменты, в том числе с помощью коллективных обращений и петиций, собирают вокруг себя еще несколько сотен коллег. Большинство из этих сотен составляют неравнодушные люди, готовые по любому призыву «за все хорошее, против всего плохого» поставить свою подпись. И это ничего общего не имеет с «разобщением в адвокатуре».

На вопросы о том, можно ли считать, что борьба за очищение рядов адвокатуры завершена, существует ли градация статусности адвоката в зависимости от региона его «принадлежности» и есть ли внутри адвокатского сообщества планка престижности среди палат, ответил президент ФПА РФ.

«Мы неоднократно на Всероссийских съездах адвокатов, докладывая о проделанной за отчетный период работе, обращали внимание на то обстоятельство, что количество жалоб на адвокатов из года в год увеличивается, в том числе и потому, что адвокатура численно растет. А количество дисциплинарных дел, которые заканчиваются для адвокатов строгой мерой дисциплинарной ответственности, заметно уменьшается», – заявил он.

Так, в 2016 г. решение о прекращении статуса адвоката принято в отношении 433 лиц, в 2017 г. – 367, 2018 г. – 379, 2019 г. – 318, 2020 г. – 235. «Не это ли свидетельствует о возросшем гуманизме органов адвокатского самоуправления и попытках защитить прежде всего адвокатов, если претензии к ним не вполне обоснованы или же не заслуживают такого серьезного реагирования», – отметил Юрий Пилипенко. Он также обратил внимание на то, что решения советов региональных палат о прекращении статуса адвоката можно обжаловать не только в суд, но и в Федеральную палату адвокатов РФ. По его словам, были примеры, когда ФПА РФ изменяла меру дисциплинарной ответственности.

Юрий Пилипенко также заметил, что адвокаты стали реже обжаловать в суд решения советов адвокатских палат по дисциплинарным делам и заметно уменьшается количество удовлетворенных судом обращений по вопросу прекращения статуса адвоката. Кроме того, он напомнил, что все серьезные решения в адвокатуре принимаются коллегиально, в том числе и решение о прекращении статуса адвоката.

Президент ФПА РФ обратил внимание тех, кто видит в этом вопросе «остроту момента», на то, что решением о судьбе лица, чей статус адвоката прекращается, занимается минимум 30 человек. Это и Квалификационная комиссия, в которой, кроме адвокатов, есть представители суда и Минюста, и Совет региональной палаты, состоящий из 15 человек. Поэтому за демократию и объективность решений можно быть спокойным, заключил Юрий Пилипенко.

В свою очередь первый вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев уточнил, что никаких «чисток» в адвокатуре не было и не будет. Возможно, в 2020 г. была пара резонансных дел, но корпорация не выходит за рамки закона и в целом справляется со своими задачами.

Был также задан вопрос относительно практики применения нового института предостережения. Михаил Толчеев сообщил, что институт предостережения оказался ожидаемо востребованным. По его словам, этот инструмент опосредует ту нишу, когда применение в отношении адвоката каких-либо мер взыскания, очевидно, будет чрезмерным, но при этом оставить без внимания некоторые действия адвоката не представляется возможным. Предостережение уместно в ситуациях, когда у адвоката недостаточное количество часов совершенствования профессионального мастерства, когда судьи, например, реагируют чисто формально, сообщая в палату о неявке адвоката в процесс, и достаточных оснований для применения дисциплинарного взыскания нет, уточнил Михаил Толчеев.

Отвечая на вопрос о том, намерена ли адвокатура в целях приема в свои члены юристов, практикующих в сфере хозяйственного, налогового права, а также в других отраслях, отказаться от экзамена, в частности, по вопросам, касающимся УПК РФ, Михаил Толчеев пояснил: «Это не наша компетенция, только если законодатель установит специализацию для адвокатов, иными словами, если статус адвоката будет присваиваться в отдельных областях».

На встрече прозвучал вопрос о том, насколько действующие этические стандарты ограничивают право адвокатов комментировать в СМИ судебные решения, а также жестко критиковать суды, законодательство и складывающуюся практику. В качестве примера приведена публикация одного из известных адвокатов: «Несмываемым позором запятнал себя суд, приговоривший сегодня невиновных людей к заключению».

Юрий Пилипенко подчеркнул, что такого рода высказывание не вполне этично для адвоката и нужно быть более сдержанными.

Михаил Толчеев отметил, что адвокатура – это профессиональное сообщество и общество в целом ожидает от адвоката профессиональных комментариев, в меньшей степени эмоциональных. По его мнению, нужно понимать, что суд и следствие, как правило, не могут отвечать на такие высказывания, и это односторонний процесс. Поэтому подобные оценки, по мнению первого вице-президента ФПА РФ, носят в большей степени личностный, но не профессиональный характер.

В свою очередь Геннадий Шаров заметил, что, хотя вопрос комментирования судебных решений еще недостаточно четко прописан в корпоративном и законодательном регулировании, это компенсируется нормами международного права. В Конвенции о защите прав человека и основных свобод четко указано, что представители ни одной из профессий, включая адвокатов, работников юстиции и иных направлений, осуществляя свою свободу слова, не должны неуважительно высказываться в отношении суда. «Это свято, незыблемо и неколебимо, о чем некоторые адвокаты порой забывают», – подчеркнул вице-президент ФПА РФ.

Один из вопросов «этического» блока касался практики применения законодательства об иностранных агентах. В частности, грозит ли опасность попасть в число иноагентов адвокатам, представляющим в российских судах интересы иностранных доверителей и комментирующих их дела в СМИ?

На данный вопрос Михаил Толчеев ответил утвердительно, пояснив, что такая опасность заключается в нечеткости критериев признания иностранным агентом и требует разумности подхода. «Если адвокат представляет интересы иностранного гражданина или иностранной компании и получает деньги для выполнения данной публичной функции – защиты интересов доверителя, то оказание подобного давления, как признание адвоката иноагентом только за эту профессиональную деятельность, недопустимо и будет снижать гарантии как независимости адвокатуры, так и доступа к правосудию лиц, которым требуется профессиональная юридическая помощь», – пояснил он.

Геннадий Шаров добавил, что адвокат не будет признан иноагентом, даже если получает гонорар из-за границы, так как это является вознаграждением за его работу.

Следующий вопрос касался практики применения поправки в п. 5 ст. 18 КПЭА об отмене шестимесячного пресекательного срока привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности (принята Х Всероссийским съездом адвокатов 15 апреля 2021 г.). Участников встречи также интересовало, не выявила ли эта практика необходимости корректировки соответствующего положения.

По словам Михаила Толчеева, такая практика есть: «На сегодняшний день какого-либо значительного затягивания рассмотрения дел в связи с этим мы не наблюдаем, поэтому опасения, которые высказывались по данному решению оппонентами, не подтвердились последующей практикой».

Оценивая первые результаты рассмотрения Комиссией ФПА РФ по этике и стандартам заявлений об обжаловании решений региональных адвокатских палат о прекращении статуса адвоката, Юрий Пилипенко отметил, что количество подобных обращений приближается к 20. При этом, заметил президент ФПА РФ, у адвоката, желающего обжаловать решение о прекращении статуса, есть дилемма, куда обратиться с жалобой: в ФПА РФ либо в суд. «У Комиссии по этике и стандартам и Совета ФПА РФ такой дилеммы нет, – пояснил он. – Мы приняли решение, что во избежание конфликта с судебной властью жалобы адвокатов, которые уже обратились в суд, снимаются с рассмотрения». Что касается решений Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам (далее – КЭС) по существу, добавил Юрий Пилипенко, уже есть случаи отмены решения региональной адвокатской палаты и замены меры дисциплинарного взыскания в виде прекращения статуса на другую – например, предупреждение.

Президент ФПА РФ также добавил, что в органах ФПА РФ далеко не все решения принимаются единогласно. «В КЭС по этому поводу наибольшее количество дискуссий, и точки зрения членов Комиссии иногда расходятся, но все решения принимаются коллегиально и большинством голосов», – резюмировал он.

Гарантии защиты прав адвокатов

Первый вопрос данного блока касался судьбы высказанного вице-президентом ФПА РФ Генри Резником в конце ноября предложения о том, что в случаях подозрения в совершении адвокатом правонарушения, связанного с профессиональной деятельностью, административное производство должно прекращаться, а материалы – направляться в адвокатскую палату для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

По словам Юрия Пилипенко, повода для направления данного предложения в Минюст России нет. При этом он добавил, что не все согласились с точкой зрения, высказанной Генри Резником: на эту тему на сайтах ФПА и «АГ» даже развернулась дискуссия. «Это и есть показатель демонстрации отсутствия единомыслия в корпорации (одному может казаться, что его позиция однозначно верная, другие могут с этим не соглашаться) и демонстрирует “многоголосье” наших рядов», – добавил президент ФПА.

Следующий вопрос касался судьбы проекта поправок в УК РФ и УПК РФ о введении ответственности за воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката, представленного в сентябре 2020 г. Минюстом России для общественного обсуждения.

В своем ответе Юрий Пилипенко заметил, что судьба данного законопроекта демонстрирует, что не всякая инициатива Министерства юстиции РФ доходит даже до состояния формально внесенного проекта. «Данный законопроект, который был разработан Минюстом по поручению Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева, был снят без объяснения причин и поводов к тому. Это может вызвать у нас только сожаление, так как в нем содержались нормы, которые в большей степени соответствовали интересам адвокатов и корпорации в целом», – подчеркнул президент ФПА РФ.

Следующий вопрос был связан с увеличением количества случаев привлечения адвокатов к уголовной ответственности за якобы завышенные гонорары и необходимостью законодательных изменений в этой сфере.

Отвечая на этот вопрос, Михаил Толчеев отметил, что в данном случае речь идет о стандартах доказывания, поскольку ответственность за завышенные или повышенные гонорары законом не предусмотрена. «Все эти дела исходят из того, что в данном случае у адвоката был не гонорар, а нечто другое, – пояснил он. – Однако вопрос доказывания этих обстоятельств, к сожалению, сводится именно к вопросу завышенности. Достаточно сложно определить это законодательно, фактически невозможно». Михаил Толчеев подчеркнул, что ФПА РФ неоднократно выступала с комментариями, а также официально высказывала свою позицию о недопустимости подобного подхода.

«Если речь идет о таких вещах, как коммерческий подкуп или взятка, это одна история, а если о попытке дать уголовно-правовую оценку размеру гонорара, то мы считаем это необоснованным и категорически не можем принять», – добавил Юрий Пилипенко.

Президент ФПА РФ напомнил, что отношения адвоката и доверителя строятся на доверии и размер вознаграждения в зависимости от массы обстоятельств может варьироваться по, казалось бы, похожим делам и в похожих обстоятельствах. «Мы категорически против, чтобы размерам вознаграждения адвокатов давалась уголовно-правовая оценка», – резюмировал он.

Еще один вопрос был связан с тем, что, несмотря на ряд вопиющих конфликтов с правоохранителями в 2021 г. (принуждение защитника раздеться в полиции в Крыму, недавнее осуждение женщины-адвоката за применение насилия к приставу в Санкт-Петербурге), может сложиться ощущение, что количество грубых нарушений профессиональных прав адвокатов снизилось. У руководства ФПА РФ поинтересовались, так ли это.

Отвечая на данный вопрос, Михаил Толчеев отметил, что снижения количества грубых нарушений профессиональных прав адвокатов не зафиксировано. По его словам, проблема заключается прежде всего в отсутствии ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности. «Адвокат все чаще в этих правоотношениях приравнивается не к профессиональному участнику, а к обычному гражданину, поэтому, безусловно, необходимо законодательное закрепление ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвокатов, поскольку в данном случае адвокатура выступает в качестве соотправителя правосудия, его неотъемлемой части и подобное отношение к адвокатам, о котором идет речь в законе, бросает тень на правосудие и его итоговый акт», – подчеркнул он.

Цифровизация

На встрече было рассказано о текущем этапе запуска Комплексной информационной системы адвокатуры России (КИС АР): какой функционал уже доступен и что планируется реализовать в ближайшей перспективе. Представителей СМИ интересовало, возникали ли трудности, требовавшие по ходу запуска каких-либо корректировок.

Первый вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев сообщил, что в настоящее время 40 адвокатских палат находятся в равной степени запуска первого блока системы распределения дел по назначению судебно-следственных органов, еще 10 палат – на этапе подготовки к запуску, в январе планируется их подключение. По словам Михаила Толчеева, до лета 2022 г. планируется подключение к КИС АР 80–90 процентов адвокатских палат.

Говоря о корректировках, Михаил Толчеев отметил, что они неизбежны. Он сообщил, что тестовое использование системы началось в апреле 2021 г. в двух районах Московской области и в Калужской области. Тестирование проходило до сентября 2021 г. С 1 сентября начался массовый запуск КИС АР.

Как пояснил первый вице-президент ФПА РФ, при выявлении необходимости в корректировках программы они оперативно осуществляются разработчиками. В дальнейшем разработчики будут не только создавать новые блоки программы КИСАР, но и поддерживать уже созданные, а также вносить в них необходимые изменения.

Далее участники встречи узнали, как ФПА РФ видит использование искусственного интеллекта (ИИ) для правового консультирования.

Так, президент ФПА РФ Юрий Пилипенко сообщил, что в ФПА РФ создана рабочая группа по разработке нейросети и основ искусственного интеллекта. Он отметил, что данный процесс не быстрый. При этом Юрий Пилипенко выразил убежденность в том, что Федеральная палата адвокатов РФ с финансовой точки зрения готова будет в полном объеме реализовать такого рода проект.

«В современную эпоху, когда президент страны призывает всех нас создавать собственную метавселенную, было бы странно, если бы ФПА, занимаясь в том числе созданием КИС АР, не задумалась бы о создании искусственного интеллекта, который может быть востребован при решении самых простых юридических задач. Нам бы хотелось, чтобы работы в направлении создания искусственного интеллекта были бы осуществлены нами, а не предложены нам со стороны государства или крупных корпоративных структур», – подчеркнул президент ФПА РФ.

Говоря об участии ФПА РФ в проекте СберПраво, Юрий Пилипенко отметил, что данный проект является примером того, как крупные коммерческие структуры начинают интересоваться вопросами, не связанными с деньгами. Он сообщил, что СБЕР обратился в Федеральную палату адвокатов РФ на стадии завершения данного проекта с предложением проинформировать адвокатов о существовании платформы СберПраво, которая дает адвокатам дополнительный источник для реализации своих профессиональных возможностей и дополнительного заработка. Как сообщил Юрий Пилипенко, ФПА РФ приняла данное предложение.

К настоящему времени, по словам президента ФПА РФ, к проекту присоединились уже более 3 000 адвокатов. В то же время он отметил, что пока платформа находится на стадии предпилотной эксплуатации.

Президент ФПА РФ подчеркнул, что у адвокатов есть право выбора – присоединяться или не присоединяться к платформе СберПраво.

Судопроизводство

На встрече был поднят вопрос о том, нужно ли, по мнению ФПА РФ, законодательно закрепить прямое требование о необходимости обеспечения судами технической возможности для ознакомления участников судебных процессов с материалами дела в электронном виде и их дистанционного участия в судебных заседаниях. Отмечалось, что даже в случае принятия рассматриваемого Госдумой законопроекта о внесении изменений в АПК, ГПК и КАС РФ, предполагающего, в частности, что электронный документооборот между участниками судопроизводства сможет осуществляться в том числе с использованием единого портала госуслуг, судебные заседания – проводиться посредством веб-конференций, а не только ВКС, суды будут вправе отказывать как в доступе к материалам дела в электронном виде, так и в проведении онлайн-заседаний со ссылкой на отсутствие у них технической возможности для этого.

Первый вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев напомнил, что на совещании, проведенном главой Правительства РФ Дмитрием Медведевым в 2019 г., премьер-министр дал Правительству поручение о подключении КИС АР к системе межведомственного электронного взаимодействия. По словам Михаила Толчеева, данное поручение в настоящее время прорабатывается.

Он отметил, что такое подключение позволит синхронизировать цифровую платформу КИС АР со всеми платформами, которые используют государственные органы, в том числе судебные. При этом Михаил Толчеев подчеркнул, что в ситуации, когда правосудие переходит на электронный формат осуществления, безусловно, должны быть реализованы процедурные права участников, в том числе на ознакомление с материалами дела.

Затем журналисты узнали мнение адвокатского сообщества о достоинствах и недостатках ZOOM-правосудия, в частности о том, создает ли использование такого формата в каких-либо видах судопроизводства больший риск нарушения прав адвокатов и их доверителей по сравнению с другими.

Первый вице-президент ФПА РФ Михаил Толчеев, отвечая на данный вопрос, отметил, что нарушение прав адвокатов и доверителей создают не инструменты, а скорее люди, которые используют эти инструменты. Он также обратил внимание на неизбежность дальнейшего активного развития цифровизации в сфере правосудия.

«Безусловно, выступать, глядя в глаза и вызывая определенные эмоции, проще лично. Это очевидно и понятно. Так же безусловно, что зум-правосудие и цифровые технологии врываются в нашу жизнь и будут играть все большую роль. Поэтому необходимо задумываться над тем, как гарантировать осуществление и нормальную адекватную реализацию прав адвокатов и других участников судопроизводства», – считает Михаил Толчеев.

Правовая помощь

Спикеров попросили поделиться своими ожиданиями по вопросу о введении регулирования рынка правовых услуг, в том числе так называемой адвокатской монополии.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что введение новых правил регулирования сферы оказания юридической помощи ожидается уже более 10 лет. ФПА РФ проводилась и проводится активная работа в этом направлении.

В частности, до сведения Министерства юстиции РФ неоднократно доводилось то, что во всем мире, за исключением России и еще нескольких стран, адвокатская монополия реализована либо в абсолютной, либо в относительной форме (судебное представительство), либо де-факто. По мнению Юрия Пилипенко, необходима политическая воля для решения данного вопроса.

Вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров отметил, что проект регулирования рынка правовых услуг (Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи. – Прим. ред.) досконально предусматривал порядок перехода к адвокатской монополии, был опубликован и одобрен подавляющим большинством адвокатов и юристов, однако, к сожалению, до сих пор не принят.

Кроме того, спикеров спросили, считают ли они осуществимыми планы по развитию сети государственных юридических бюро и сможет ли адвокатское сообщество успешно взаимодействовать с Госюрбюро. Журналистов также интересовало, что может предложить адвокатура, чтобы среди тех людей, кто имеет право на получение бесплатной юридической помощи (БЮП), рос процент обращающихся за этой помощью в первую очередь к адвокатам.

По мнению вице-президента ФПА РФ Геннадия Шарова, адвокатура успешно работает в системе БЮП, введенной действующим в настоящее время Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации», и так же успешно может взаимодействовать с государственными юридическими бюро.

Говоря о том, что может предложить адвокатура для тех людей, которые имеют право на БЮП, Геннадий Шаров отметил, что самое простое, разумное и полезное решение – создание в каждом регионе единого списка лиц, имеющих право на получение БЮП. Доступ к спискам этих лиц необходимо предоставить адвокатам. В этом случае у адвокатов не будет необходимости проверять каждого обращающегося за бесплатной юридической помощью гражданина на наличие права на получение данной помощи.

* * *

В завершение пресс-конференции президент ФПА РФ Юрий Пилипенко поблагодарил всех участников за внимание, поздравил с наступающим Новым годом, пожелал всем здоровья, удачи и благополучия.

Анна Стороженко, Светлана Рогоцкая, Татьяна Кузнецова


Контакты

677027, г. Якутск, ул. Пушкина, 22/1, оф.1-7

(4112) 32-53-72

ap_rs_y@mail.ru

Подписаться на новости

Подписаться на новости ФПА РФ могут только зарегистрированные пользователи

Обратная связь